Как снимать на смартфон так, чтобы твои работы висели в музее архитектуры? Отвечает фотограф Федор Савинцев
Как снимать на смартфон так, чтобы твои работы висели в музее архитектуры? Отвечает фотограф Федор Савинцев

Как снимать на смартфон так, чтобы твои работы висели в музее архитектуры? Отвечает фотограф Федор Савинцев

21 сентября, 202113 минут на чтение
Подписывайтесь на [Код // Дурова] в Telegram[Код // Дурова] в Telegram

С 22 июля по 11 сентября в Государственном музее архитектуры имени А. В. Щусева проходила фотовыставка «Кратовские дачи». Автор произведений Федор Савинцев, как узнал «Код Дурова», сделал все свои снимки для галерейного проекта на смартфон. Более того, на основе них была также опубликована одноименная книга, в которой помимо фотографий можно ознакомиться с настоящими историями первых владельцев домов в Кратово.

«Коду Дурова» удалось не только посетить фотовыставку, но и пообщаться с Федором, выяснив из первых рук, как ему удалось сделать такие потрясающие снимки.


О Федоре Савинцеве

Федор Савинцев — профессиональный фотограф. Работал в качестве фотожурналиста в таких изданиях как: Associated Press, France Press, «ИТАР-ТАСС», GEO, The Times, Guardian, Le Monde. Входит в список лучших фотографов мира по версии Critical Mass — Top 50. Лауреат многих профессиональных премий.

Фото секретного корреспондента kod.ru

— Расскажи коротко о своём проекте. Почему решил снимать именно на смартфон?

— Это народный проект. Он профессиональный и, безусловно, это из сферы профессиональной галерейной деятельности, но эстетика точно народная.

Когда я сталкивался с первыми домами и их собственниками, то вот с чем пришлось бороться: профессиональная камера тебя дистанцирует от объекта, от героя.

Я профессиональный журналист, фотограф, документалист, и я знаю, как, например, войти в состояние, чтобы этого героя снимать на профессиональную технику. Но дистанция всё равно будет.

Есть ты и герой. Тебя отделяет некая «камера». Ты всё время в каких-то ракурсах, ты отдаляешься. Мой опыт позволил здесь, скажем так, присутствовать. Телефон сейчас настолько в нашем естестве, что мы его вообще не воспринимаем. На подсознательном уровне он как бы есть, и ты можешь записывать сейчас наше интервью, я не обращаю на это внимание, я могу записывать весь видеоролик, не обращая на это внимания. И герои на это открыто шли, мне кажется. Это тоже важный момент, который я раскрываю.

По поводу использования технологий мобильной фотографии. До определенного момента это реально отрицалось профессиональными фотографами. Я же два проекта реализовал исключительно и специально для телефона.

Один выставочный проект был у меня в галерее классической фотографии. Моё условие было одно: я пойду в этот проект, но вся история будет снята на мобильный телефон и в луже.

И смысл очень простой: вся моя галерейная экспозиция была дико популярна только потому, что человека ограничивает только внутреннее состояние, а уж точно не телефон, и уж точно не любой из гаджетов. Можно снимать на что угодно, вопрос лишь идеи.

И несколько проектов, которые я делаю, это именно об этом, когда идея главенствует над техническим вопросом. Но и техническая часть здесь не забывается. Чтобы показать формат, я специально сделал огромный масштаб — это 100 на 125 сантиметров. Здесь есть нюансы, которые говорят о том, что есть недоработки именно оптического характера, но если брать центральный объект, то ты не отличишь, что это 35 мм камера или даже среднеформатная какая-то зеркальная.

Для зрителей здесь важна эстетика, эта атмосфера, этот проект. Для меня важно здесь двоякое: то, что я огромный книжный и музейный проект реализовал при помощи всего лишь одного телефона, который помещается у меня в кармане.

Расскажи, с какими проблемами ты столкнулся? Во-первых, потому что растянуть так фотографию достаточно тяжело. Во-вторых, тут же используется особая печать. Это же не на обычном принтере было напечатано.

— Что касается именно технического воспроизводства, у меня есть своя печатная компания, и я тебе так скажу: для практически любого пользователя телефона такой результат доступен. То есть это не значит, что я сделал какие-то шаманские пляски.

Есть тонкости. Я покажу: у нас есть технические средства, благодаря которым я это делал. Этот M1 (речь о новом iMac на M1 — прим. «Код Дурова») позволяет быстро конвертировать файлы и работать с ними. Некоторые весят по 15 гигабайт. Он их крутит, вертит, и я могу с ними работать. Это были мои эксперименты.

Сейчас есть технологии интерполяции, то есть увеличения изображения. Я думаю: «Окей, как можно из «малюськи» сделать что-то?». Но здесь нельзя говорить о «малюське». У нас есть форматы Apple ProRAW, HEIC, которые позволяют тебе заложить в файл достаточно информации, при раскрытии которой ты хотя бы получаешь детали. Здесь при увеличении такого формата ты можешь разглядеть огромное количество деталей.

К сожалению, ты не сможешь рассмотреть шрифт (речь о книге в шкафу — прим. «Код Дурова») — матрица с мизинец.

Если брать какие-то такие вещи, то по деталировке моментов… Этот файл обработанный. Помимо того, что он увеличен, здесь наложено зерно, имитирующее плёнку. Оно здесь видно. Это позволяет мне технически скрыть какие-то алгоритмические баги. Они здесь видны. Для непрофессионала они не очевидны.

— Когда ты показываешь, я замечаю. А когда смотришь на кадр в целом…

— А для профессионала они прямо актуальны. Здесь можно посмотреть. И здесь придраться вообще ни к чему нельзя. Если тебя подвести, то ты не отличишь: это профессиональная камера, либо это будет iPhone с матрицей с мизинец.

— Сколько по времени ты делал эту выставку?

Весь проект делается полтора года.

А на какой смартфон?

Здесь смежность. Здесь iPhone 11 Pro Max, дальше пришёл iPhone 12 Pro Max. С появлением 12-й модели, в принципе, все проекты, которые сейчас в Instagram, реализованы при помощи смартфона.

— Тут на выставке фото с «двенадцатого» есть?

— Надо посмотреть точно. Основа — это январь 2019 года, и, в принципе, это iPhone 11 Pro Max.

— Еще без RAW?

— Без RAW. Кстати, все эти снимки — это те технологии.

— В стандартном приложении «Камера»?

— Да. Без всего. Здесь нет ничего такого, чем обладает только профессионал. Любой пользователь может прийти, и если ему просто рассказать алгоритм, что нужно сделать, то он это делает и может печатать свои фотографии.

Она (камера — прим. «Код Дурова») максимально использует возможности гаджета. И дает тебе результат, про который я, как профессионал, говорю: «ОК, для меня это пригодно». И моя деятельность очень обширна. У меня есть камера, которая стоит миллион. И я получаю удовольствие, когда при этой же распечатке будет видна буковка.

Но это никак не умаляет достоинство этих кадров, потому что я в этот момент смог запечатлеть для зрителя эти истории. И для меня это важнее, чем я буду фетишировать на веточку, которая там будет прорисована. Это возвращаясь к тому, что идея важнее техники, всегда. Это всегда будет априори.

Эстетика, которую создает Apple, именно в моем понимании, созвучна таким моментам, в которых ты получаешь удовольствие. Я не вдаюсь в интрижные разговоры, а просто кайфую. Мне ничего не нужно, у меня всё работает, я могу плавать с устройством даже под водой.

А было ли какое-то непонимание со стороны тех, кто такие выставки организует? В плане того, что: «Я посмотрел на твои снимки. Это с iPhone или с другого смартфона. Мне такое не надо». Или с точки зрения твоей работы как журналиста…

— Скажу тебе так. Я один из лучших фотографов страны, мои работы находятся в коллекциях музеев и галерей.

Не выпендриваюсь. Иерархично есть некая структура. Я стою здесь и говорю: «Ребята, (меня много смотрит фотографов), эй, ку-ку! Всё! Ты мечтал о камере за 300 — 500 тысяч (а у них сейчас какие-то бешеные цены). Забудь! Расслабься! Ты живешь где-то, у тебя есть телефон, неважно, какой… Кайфуй, наслаждайся, реализуй, делай, твори то, что дают». То есть, с одной стороны, это популяризация количества. Нам всё время кажется, что все сейчас обладают (смартфонами — прим. «Код Дурова»), все фотографы. Но нет, на самом деле, все фотографы, но никто не делает проекты.

— Да, очень мало.

— И это сегрегация. Это очень видно. На количестве теперь видно, кто что творит. Поэтому, если есть идея, вот — простой пигментный принтер. Здесь ничего нет такого. Если бы я ещё печатал оптическим принтером, а есть такие технологии, то это было бы ещё эффектнее. Если бы я это выдавал, например, в оформлении… А здесь оформление специально для того, чтобы у зрителя не создалась дистанция. Здесь нет стекла. Здесь есть матовая бумага без текстуры. Это специально усложняет. Если применять текстурные архивные бумаги, то, поверь мне, там эффект будет еще в пять раз лучше.

—  Поделись, какие ты используешь лайфхаки, чтобы делать такие кадры?

— Первый приём здесь, и наверное на это никто не обращает внимания, — дома сняты с определённой точки.

Ты не понимаешь, какого объёма эти дома. За счёт того, что я это снимал, получается высота где-то метра четыре, такая точка съёмки. Я здесь применяю дистанционные инструменты.

У меня есть «блютусные» пультики Joby и длинный штатив. То есть все кадры сняты с определенной геометрической точки. Это сложная архитектурная съёмка. Если брать фотографическую, то у тебя архитектура является сложным направлением. Тебе нужно соблюсти определенные объёмы, перспективы, чтобы не было искажения. Поэтому здесь все дома ровные. При этом я не использую никаких Procam (стороннее приложение для съёмки — прим. «Код Дурова») или чего-то такого. Мне достаточно той функциональности, которая есть в техническом наборе.

— Сетка?

— Я без сетки. Нажимаешь кнопку «Править», и у тебя есть исправление перспективы. Здесь нет ни одного файла, который бы я сложно исправлял в Photoshop. Все эти снимки исправлены в стандартном приложении — инструментами коррекции перспективы и плоскости.

— Цветокор? Всё так же на iPhone?

— Цветокор в приложении Instasize. У меня есть просто выбранные, мне понравившиеся оттенки. Потому что цветокор всё равно требуется.

— Мы писали, как Apple снимала в Эрмитаже фильм, и там были достаточно сложные приёмы: они использовали специальное оборудование, разработали специальную программу, чтобы всё это снять.

— Это пляски с бубном. А здесь очень клёвый пример.

Вот дом. Высота… Монопод длиной около двух метров плюс мой рост, итого — 3,75 м. Получается, на вытянутой руке высота четыре метра. Это ночь. Сумерки. Безусловно, у меня с собой есть профессиональная камера, на которую я также попробовал снять.

Однако я технически не смог снять этот кадр с профессиональной камерой. Я поднимаю (iPhone — прим. «Код Дурова») с Night Mode, который алгоритмически обрабатывает. Ты можешь обтрястись. И если ты изначально зафиксировал изображение, то его «мозг» уже работает. Ведь он сделает одновременно (несколько снимков и объединит их в один — прим. «Код Дурова»).

— А с цветами ты как-то работал? Я просто вижу, например, красный, синий, а всё остальное — чёрное. Это сгоревший дом?

Это так темнеют дома. Почему? Я это недавно выяснил. Пыльца от сосен попадает в древесину. Со временем она темнеет. И именно кратовские дома, которые находятся в сосновых лесах, приобретают тёмный оттенок. И плюс морили дома. Это классика. Классический кратовский дом именно в таком оттенке. Это из моего детства, они все такие были. Мне кажется, это самый значимый пример, который я показываю.

— Этот вообще выглядит как картина. Честно. Словно её написали.

— Это не умаляет достоинств фотографа, который работает. То есть ты ищешь свет, ракурс, возможности, какие-то формы, ищешь классическую подачу секции. Если видишь, здесь все дома сняты с фронтальных фасадов. Мы видим при такой каталогизации, что этот проект приравнивают к арт-проектам.

Не просто «я снял домики». Нет. Это каталогизация. В мире фотографии есть семья Бехеров — немецкие фотографы, семейка, которая путешествовала по Германии и каталогизировала промышленные объекты. Можешь почитать о них. И форма каталогизации в арт-фотографии здесь тоже прослеживается. У меня порядка 80 домов, которые сделаны в похожей стилистической съемке. Они фасадно сняты. И ты можешь наблюдать на примере сравнения: тот дом, этот дом — именно архитектурные элементы. Поэтому вся эта выставка в архитектурном музее, потому что это не про какую-то художественную составляющую, а здесь мысль является художественной.

— Можешь показать, как ты на iMac работаешь с фотографиями?

— Да, единственное, я туда установил какую-то китайскую алгоритмическую программу, которая интерполирует изображения в 16 раз, и файлы весят… На 300 DPI он мне делал файл размером вплоть до 6 метров. Какие-то китайские «мозги», алгоритмы, что-то делают.

— Круто!

В Lightroom тоже есть функция, называется «Улучшить». Они внедрили алгоритм, который позволяет тебе все артефакты убрать. Видишь «битый» JPEG, который «в лесенку». Он тебе его сглаживает. Покупаешь себе лицензионный Lightroom с подпиской, и ты получаешь возможность интерполяции.

У меня на рабочем столе должны быть эти файлы. Они у меня по 3 ГБ в среднем весят.

— Формат TIFF?

— Я выгружаю TIFF, да.

— Ого, 300 МБ (взгляд упал на файл с таким размером — прим. «Код Дурова»).

— Это «малюськи», в моём понимании. Попробую найти, как называется программа. Bigjpg, по-моему. Вот она.

Можем выбрать сейчас любое изображение. Тут типичные изображения 3 тысячи точек (в ширину —  прим. «Код Дурова»). Он из них делает 24 тысячи. Сейчас в Photoshop его открою и покажу. Можешь себе представить? 24 тысячи точек!

Тебе просто надо осознать этот момент. Это 1,5 метра на 2 метра, на 300 DPI. То есть этот файл с iPhone сейчас у меня 1,5 на 2 метра, 300 точек на дюйм. Ты его увеличиваешь и смотришь, что за результат у тебя получается.

И вот хороший пример. Файл с цифровой камеры. Сильно ли лучше? Понятно, что есть какие-то моменты по деталировке, и сам сюжет здесь абстрактного характера, но в то же время я бы не сказал, что… Ну, ОК, линии четче. Здесь формат изображения 120 на 145 см, 300 точек. А здесь у нас iPhone 1,5 на 2 метра. Нормально? Тебе нравится такое?

В пикселях это 24 тысячи. Весит изображение 1,5 ГБ. Если его выгружать в TIFF, он будет весить 6 ГБ, наверное.

— TIFF — это специальный формат для печати?

— Нет, это в принципе более расширенный файловый формат. Есть JPEG, и есть TIFF, который содержит в себе больше информации.

Это 8-битные. Из Lightroom я их выгружаю в формате 16 бит. В то же время здесь стоит понимать, что у тебя, например, старые Mac будут «пыхтеть». Знаешь, какая здесь будет вентиляция? Тут всё бы уже засосало туда. Это нормально, у меня специально стоят дополнительные программы, которые управляют системой охлаждения, скоростью вентилирования, для того, чтобы «ковырять» такие файлы.

— А что с тем файлом, который мы прогоняли через Bigjpg?

— Он экспортировал файл. И весит он 3,5 ГБ. Дальше мы его открываем в Photoshop, и он у нас также прекрасно откроется. Это мы говорим о файле JPEG с матрицей в мизинец, и это у нас, в принципе, бытовой непрофессиональный компьютер, на котором я, профессионал, спокойно решаю свои технические вопросы. Сюда я могу и какой-нибудь Adobe Premiere загрузить, и он будет точно также продолжать функционировать.

Мы выгрузили файл, который ты видел, что мы интерполировали. Выставим ещё разрешение в сантиметрах — 175 на 220. Вот его детализация. Ну как?

— Для iPhone это супер.

Я тебе скажу так: это не только для iPhone супер, а это супер для любой 35-миллиметровой техники.

Вот, почему я талдычу всем именно о технической части. По эстетике здесь — вон, есть аудитория. Мы сейчас стоим с вами (и видим это — прим. «Код Дурова»). Это называется галерейный успех. То есть, в принципе, для музея это огромный поток людей.

Опять же, здесь эффект событийности, эффект медийности, эффект стиля, который выработан и здесь виден. И, плюсом к тому, это всё благодаря технике.

Я тебе покажу книжку. Ни одна история не была бы там снята так, как она снята, и ни одно интервью, если бы не было телефона. Достань ты камеру перед 96-летним дедом, и он моментально замкнется.

Разговоры наши происходили так: вот они сидят, и всё, мне больше ничего не надо. Он (iPhone — прим. «Код Дурова») пишет идеально звук. Я говорю, просто абстрагируясь.

Компания что-то намутила, и мне дико радостно, что я живу в этот момент, когда компания мутит то, от чего я получаю удовольствие, и это позволяет «фигачить». Вся эта история войдет в музейную, проектную историю. У людей эмоциональный подъём. Вся книжка сделана просто на телефон.

— Но ведь суть заключается в следующем: чтобы до этого дойти, нужно много лет работы и понимания, как это выстроить.

Это не умаляется, как и твоя профессия. Ты журналист, к этому идешь. Но моя задача — вдохновлять непрофессионалов, простых людей. Особенно даже не москвичей, мне звонят из регионов.

Огромная страна. У многих людей нет возможности купить технику. Они хотят снимать, хотят творить, хотят что-то делать, и им все время вталдычивали профессионалы, что «хрен ты чего добьешься без техники, без техники ты никто».

Практически у каждого сейчас в семье есть телефон. У каждого. Это уже данность. И я только об этом говорю.

Бонус: казус с Sony Awards

Sony Awards, международный конкурс, Камчатка, Топ-3 в номинации «Пейзаж».

Я отправлял серию из около 12 снимков, но один попал с телефона. Ну отправил и отправил. Я ко всему отношусь немного лайтово. Я знаю свой уровень, я знаю, что можно, и я знаю, что если классная история, то она пойдет.

Там лиса, которая пошла на все медиапространства, она снята тоже на iPhone. Честно, я был уверен, что это моя профессиональная техника. И я пересматриваю кадры с камеры, и этого кадра не вижу.

То есть я отправил туда кадр, который был снят на iPhone. Я говорю: «Ну, ОК, классно». То есть вообще грань стёрта. Вот к чему всё это словоблудие — грань стёрта нафиг.  

Меня всё устраивает. Жюри вообще не понимают, что происходит, номинируют всех. Профессиональный конкурс, Sony.

— Получается, ты с кадром Apple выиграл в конкурсе Sony, который был заточен под камеры?

Yeap.

— А Sony как-то публично высказались или они так и не поняли?

Единственное, я написал Sony Russia: «Вы хотите как-то акцентировать? Давайте работать». Это нормально. В любом цивилизованном обществе бренд-поддержка — это круто. Когда ты профессионал, ты своим профессионализмом доказываешь, что можно, и вдохновляешь людей.

Это симбиоз, на всех уровнях так должно быть. А в России всё специфическим образом. Я делаю свою работу, тем самым популяризируя тематику. Всегда буду говорить: «Ты являешься проф-фотографом? Нет. Но ты обладаешь техникой, которая позволяет тебе быть на уровне меня».

Наша разница только в том, возникли ли у тебя идеи что-то сделать. Все возможности для того, чтобы реализовать, у тебя есть. Вот, в чем прикол.

Потому что на любой лекции профессионала тебе скажут: «Купи сначала технику». «ОК, хорошо. Давай я куплю фотоаппарат, который интегрирован. А дальше мне нужно купить пять линз. А дальше мне нужно будет купить чехол для этих линз. Дальше мне нужны будут какие-то фильтры». Меня вот так это достало!

Для тех кто все пролистал: Как снимать на смартфон так, чтобы твои работы висели в музее архитектуры? Коротко и по делу

  • Абстрагируйтесь от технологий, ставьте ваше видение на первый план.
  • Творите, ищите себя. Не останавливайтесь на первых десяти снимках. Возможно, ваш кадр будет спустя тысячу нажатий на затвор камеры.
  • Не скупитесь на софт. Пара стоящих программ помогут раскрыть потенциал вашего фото.
  • Найдите нужный ракурс. Нажмите на кнопку затвора.
21 сентября, 2021
Подписывайтесь на [Код // Дурова] в Telegram[Код // Дурова] в Telegram
Показать все

Выбор редакции