В 2018 году производители «систем оперативно-разыскных мероприятий» (СОРМ), которыми пользуются спецслужбы для получения доступа к личным перепискам, звонкам и другим данным граждан в рамках «закона Яровой», существенно увеличили свою выручку. Об этом сообщает РБК.

Митинг против «закона Яровой» 9 августа 2016 года. Фото: George Malets

«Закон Яровой», вступивший в силу в июле 2018 года, обязывает операторов сотовой и других видов связи, а также интернет-провайдеров полгода хранить записи звонков, электронные сообщения, SMS-сообщения, текстовые и голосовые сообщения, изображения, видео, звуки. С октября 2018 года интернет-провайдеры обязаны хранить пользовательский интернет-трафик за месяц и по запросу предоставлять данные спецслужбам.

Компании, занимающиеся производством СОРМ под «закон Яровой», увеличили выручку. Крупнейшим игроком является входящая в «ИКС Холдинг» Антона Черепенникова — партнёра миллиардера Алишера Усманова, группа «Цитадель». Её доля на рынке производителей СОРМ составляет 60-80%, так как с 2016 по 2018 года купила четырёх конкурентов: «МФИ Софт», «Малвин Системс», «Техаргос» и «Сигнатек». Чуть позже к группе присоединилась и компания «Основа Лаб».

Выручка «Цитадель» в 2018 году выросла в три раза. Два одноимённых юрлица «МФИ Софт» из Москвы и Нижнего Новгорода в прошлом году увеличили выручку в три раза — с 3,5 млрд до 10,3 млрд. Чистая прибыль обеих компаний суммарно выросла на 298% — до 2,07 млрд. «Малвин Системс» увеличила выручку на 107% — до 1,7 млрд, а выручка «Сигнатек» в 2018 году выросла на 67% — до 740,8 млн. Увеличилась выручка и у компании «Специальные технологии» — на 11% до 1,8 млрд.

Почти до миллиарда (996,6 млн) выросла выручка у «Основа Лаб» — показатель роста составил 24%. «Техаргос» не раскрыла свои финансовые итоги за 2018 год. Официально не раскрываются показатели и у ещё одного крупного производителя СОРМ — «Норси-Транс», однако её гендиректор Сергей Овчинников заявил о выручке в 2,7 млрд, что является показателем роста в 50%:

Влияние «закона Яровой» на финансовые показатели есть [этому способствует обязанность компаний, получивших лицензию на деятельность в области связи устанавливать СОРМ за свой счёт, — прим. КД]. Но это не единственная точка роста. Мы модернизируем ранее установленные комплексы СОРМ, работаем над новыми технологическими решениями, в частности, в сфере информационной безопасности, — заключил Овчинников.

Генеральный директор Института исследований интернета Карен Казарян заявил, что официальных оценок рынка СОРМ не существует. По его словам, сейчас, может быть, и вовсе трудно определить, что же такое рынок СОРМ:

Есть ряд мелких компаний, которые, например, занимаются только разработкой СОРМ-1 (хранение звонков) или только СОРМ-2 (хранение интернет-трафика) и поэтому не участвуют в реализации «закона Яровой», занимают крошечную долю рынка. Но они все равно существуют и поэтому могут создавать видимость конкуренции. Кроме того, СОРМ — это то, что у нас относят к сфере обеспечения национальной безопасности, подобным компаниям могут делать некоторые послабления.

Подписывайтесь на «Код Дурова» в Telegram и во «ВКонтакте», чтобы всегда быть в курсе интересных новостей!