Генеральный директор Яндекса в России Елена Бунина рассказала в интервью изданию РБК об отношении к желанию властей контролировать компанию.

Фото: пресс-служба Яндекса

«Когда государства делают что-то впервые, часто это бывает разрушительно», — Елена Бунина

Бунина раскритиковала предлагаемые поправки о «значимых информационных ресурсах в Интернете», которые требуют, чтобы иностранцам принадлежало не более 20% в компаниях, владеющих подобными ресурсами. Акции Яндекса 11 октября второй раз за месяц серьёзно потеряли в стоимости из-за обсуждений нового законопроекта Антона Горелкина об ограничении иностранной доли в «значимых» IT-компаниях:

Мы не понимаем, почему применительно к интернет-компаниям речь идёт о 80% (размер доли, которая должна принадлежать российским инвесторам, — прим. КД). Государство понимает, как контролировать экономику, работающую с реальными, физическими предметами — таможня, санитарный контроль и другие барьеры, через которые можно контролировать доступ товаров на внутренний рынок.

Но ведь интернет границ не знает, и меры, которые предлагает законопроект, здесь сработают ровно в обратную сторону: глобальным игрокам оставляют свободный доступ на рынок России, а российские — в обратную сторону — работать уже не смогут. Из-за нехватки инвестиций их продукт будет отставать и попросту никому не будет интересен. Ни там, ни здесь. Это прямо противоречит самой цели закона, которая говорит про поддержку российских стратегических IT-компаний.

По словам Буниной, чем ликвиднее актив, тем он более чувствителен к любым изменениям на рынке. Акции Яндекса стали «лакмусовой бумажкой» российского технологического сектора — именно резкое падение акций отразило мнение иностранных инвесторах о вопросах нового регулирования.

Теперь представьте, что такой закон почти выпустили, всё уже на волоске, и, например, наши акции упали ещё больше, до $10. И наконец, тот человек, который это всё задумал, купил все наши акции и стал руководить компанией. Предположим. Цена акций уже не отрастёт, потому что инвесторы скажут: «До свиданья. Мы больше так не можем. Есть какой-то предел в испытании наших нервов.».

Надо не забывать, что у наших сотрудников, почти у 50%, часть компенсации находится в акциях. Это ключевые люди. Для самых топовых падение акции, например, в четыре раза означает аналогичное падение дохода. Для каких-то просто хороших специалистов это падение дохода предположим на 30%, тоже прилично. И что они после этого делают? Собирают вещи и уезжают в Facebook. А когда у нас, например, 25% ключевых сотрудников уехало в Facebook, что получит новый условный владелец? Вся сила компании в людях.
Фото: пресс-служба Яндекса

«Закон об ограничении иностранной доли в «значимых» IT-компаниях — это некий Дамоклов меч, который будет висеть над всей индустрией»


Журналист РБК подчеркнул, что, в случае принятия закона об ограничении иностранной доли в «значимых» IT-компаниях, потребуется обязательное изменение структуры акционеров Яндекса, так как в законе «не допускается вариант двойного гражданства, которое есть у Александра Воложа». Глава Яндекса в России заявила, что Волож является гражданином Российской Федерации и имеет российский паспорт:

В любой ситуации можно сделать какую-то разумную реструктуризацию, которая не затронет операционное управление. Это ключевое. Но ещё раз про этот законопроект: мы вообще не понимаем зачем он нужен. В текущих формулировках он никаких проблем не решает. <...>

<...> Сейчас законопроект настолько неопределённо написан, что есть ощущение, что любая компания может под это подойти. У каждой компании есть сайт и есть непрозрачный способ, как компания будет попадать под требование закона. Просто кто-то должен внести его в список. И это некий Дамоклов меч, который будет висеть над всей индустрией: вдруг данная компания завтра попадёт в список и значит, сегодня в неё вкладывать нельзя.

Елена Бунина по просьбе журналиста рассказала о том, как в компании успокаивают сотрудников Яндекса после падения акций и как объясняют им всю ситуацию:

«Не переживайте, наши зайчики, всё будет хорошо»… Каждую пятницу мы проводим собрание всей компании — у нас это со времён основания Яндекса называется хурал, где мы обсуждаем все самые важные события недели. Собираемся в 12 часов в большой переговорке, а другие офисы подключаем по видеосвязи. В прошлую пятницу акции ещё не упали к 12:00. Поэтому мы просто рассказали про совещание в Думе и сам закон — про то, что мы об этом думаем.

Подписывайтесь на «Код Дурова» в Telegram и во «ВКонтакте», чтобы всегда быть в курсе интересных новостей!