По факту инициативы Федеральной службы безопасности в уточнении термина «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации» (СТС), на данный момент ни одно из предложений участников рынка к законопроекту ФСБ не было поддержано. Из-за этого часть участников рынка опасаются, что текущее определение в законопроекте о «шпионских» устройствах слишком нечёткое и под него попадёт обычная бытовая техника.

Из сводки предложений, поступивших в рамках общественного обсуждения законопроекта, следует, что его необходимо доработать в целях исключения возможности отнесения к категории СТС бытовых устройств (телефонов, смартфонов, диктофонов, дверных глазков, устройств для автоматического распахивания дверей магазинов и т.д.). Но данное предложение ФСБ не поддержала:

Технические средства, ... рассчитанные лишь на бытовое использование массовым потребителем, не могут быть отнесены к СТС, если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путём специальной технической доработки, программирования именно для неочевидного, скрытного их применения. Предлагаемое определение термина «СТС» исключает возможность отнесения бытовых устройств к данной категории, так как гипотетическая возможность применения бытовых устройств в целях негласного съема информации не обеспечена целенаправленно реализованными в этих устройствах специальными техническими решениями.

Уточнения в определении СТС должно отделить «шпионскую» технику от обычной бытовой электроники для массовых потребителей. Серьёзные последствия принятого законопроекта без таких поправок могут доводить ситуации с фактом незаконного оборота устройств вплоть до уголовного наказания. Речь идёт о том, что ситуации, подобные резонансному уголовному дела в отношении курганского фермера, купившего GPS-треккер для коровы, могут иметь несправедливое развитие и широкое распространение.

Участники рынка попросили ФСБ уточнить, «в чём именно заключается намеренное придание качеств и свойств для обеспечения функции тайного или неочевидного получения информации либо доступа к ней». Силовики ответили, что тайное получение информации возможно благодаря техническим решениям:

Намеренное (специально, умышленно, сознательно, с определённой целью) придание техническим средствам качеств и свойств для обеспечения негласного получения информации достигается реализованными в этих средствах техническими решениями. Предложение не поддерживается.

В ФСБ также не согласились и с предложением Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК). Представители организации считают, что необходимо ограничиться средствами, которым «придан внешний вид» обычных изделий, предназначенных для выполнения функций, не связанных с получением информации:

Нас по-прежнему не устраивает предложенное ФСБ определение. Под него может попадать слишком широкий перечень вполне обычных устройств, например маршрутизаторы, — комментирует представитель РАТЭК Антон Гуськов.

Но силовики уверены, что формулировка РАТЭК необоснованно сузит область современных технических средств, в которых реализуется функция негласного получения информации.

Управляющий партнёр УК «Право и бизнес» Александр Пахомов считает, что инициаторов законопроекта можно понять, так как наличие четких критериев определения, как правило, способствует созданию путей обхода установленных запретов. Между тем, он отметил, что уголовных дел будет меньше, если будет шире определение термина СТС:

Чем шире определение термина СТС, тем больше вероятность лавинообразного роста числа уголовных дел за оборот и использование по факту безвредных, но незаконных технических устройств, и наоборот, чем больше свойств и характеристик описано в законе, тем ниже такая вероятность, — рассказал Пахомов.

Руководитель практики уголовного и административного права НЮС «Амулекс» Алена Зеленовская считает, что законопроект ФСБ не расширяет, а определяет сферу уголовной ответственности. По её мнению, предложения, поступившие в рамках общественного обсуждения проекта, — неконструктивны, но и с внедрением законопроекта из-за абсурдности правоприменительной практики — лучше не станет.

Напомним, в июле ФСБ предложила считать шпионскими устройствами любые средства для негласного получения информации. Согласно законопроекту, любые приборы, инструменты, комплексы или компьютерные программы, «которым намеренно приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного (тайного, неочевидного) получения информации, либо доступа к ней (без ведома её обладателя)», предложено относить к «специальным техническим средствам».

Подписывайтесь на «Код Дурова» в Telegram и во «ВКонтакте», чтобы всегда быть в курсе интересных новостей!