Пять малоизвестных фактов о TON: вызов доллару, инфраструктура, инвесторы и что Telegram ждет в будущем
Пять малоизвестных фактов о TON: вызов доллару, инфраструктура, инвесторы и что Telegram ждет в будущем

Пять малоизвестных фактов о TON: вызов доллару, инфраструктура, инвесторы и что Telegram ждет в будущем

2 сентября, 20206 минут на чтение
Подписывайтесь на [Код // Дурова] в Telegram[Код // Дурова] в Telegram

На обложке сентябрьского номера Forbes внезапно появился Павел Дуров, а внутри — история несостоявшейся блокчейн-платформы TON глазами инвесторов и команды Telegram.

Мы выбрали для вас несколько интересных и малоизвестных фактов из этого материала, которые проливают свет на то, как Telegram привлекал инвесторов, в чем была декларируемая идея TON, почему команда тратила больше средств на мессенджер, чем на блокчейн, и по какой причине инвесторы до сих пор грозятся, но не подают против Telegram коллективный иск.


Инвесторы TON, принцип их выбора и сколько между ними распределили Gram

В TON суммарно вложил деньги 171 инвестор по всему миру. Среди известных имен можно отметить фонды Kleiner Perkins, Da Vinci Capital, Sequoia Capital, Benchmark Capital, а также предпринимателей Давида Якобашвили («Вимм-Билль-Данн»), Романа Абрамовича, Юрия Мильнера, Сергея Солонина (Qiwi), Саида Гуцериева и экс-министра Михаила Абызова.

На прошедшем в начале 2020 года допросе по делу SEC Павел Дуров рассказал, что для команды Telegram было важно привлечь инвесторов «со столь хорошей репутацией, насколько это возможно», и именно поэтому в закрытом размещении участвовали венчурные фонды «с именем» и «послужным списком».

Ранее ходили слухи, что с большинством инвесторов Павел Дуров встречался лично, однако в комментарии для Forbes близкий к Telegram источник опроверг эту информацию. По его словам, Дуров встречался далеко не со всеми — только с наиболее крупными вкладчиками и таких личных встреч у него было не более десяти.

Между 171 инвестором команда Telegram распределила 58% всех Gram, которые планировали выпустить на рынок. То есть, первые партнеры в случае запуска криптоплатформы получили бы суммарно более половины всех возможных токенов.

Gram стал бы вызовом доллару и биткоину, а также шансом для развивающихся стран

Один из российских инвесторов рассказал, что сама по себе идея TON была не в Gram и не столько в криптовалюте, а в том, чтобы люди могли легко и без проблем расплачиваться онлайн, при этом правительство не могло бы отслеживать такие переводы.

Так как во многих странах до сих пор отсутствуют эффективные платежные системы, Gram мог бы стать для них удобной альтернативой. Почему он, а не биткоин? Дело в том, что у биткоина нет простого и удобного приложения, это не массовый продукт по своей сути. TON был лишен этих недостатков и имел бы все шансы стать популярным платежных сервисом там, где отсутствуют финансовые системы и есть сложности с переводами.

По словам американского инвестора, было понятно, что при запуске TON разрушится монополия доллара. Он сразу же оценивал шансы на блокировку проекта со стороны SEC как «не нулевые» — примерно 30%, однако все равно вложился в проект. Инвестор отметил, что это было сделано прежде всего не для потенциальной прибыли, а из-за идеи пойти против доллара.

В том числе из-за потенциального противостояния с долларом многие инвесторы считают решение SEC политическим, ведь Telegram не является американской компанией, а инвесторы из США не доминировали среди покупателей токенов.

На оборудование для TON был потрачен минимум средств, остальное ушло на мессенджер

На упомянутом ранее допросе, Павел Дуров рассказал, что на оборудование для блокчейна TON с октября 2019 по январь 2020 года было потрачено около $10 млн. При этом на поддержку Telegram ушло $190 млн в 2019 и $220 млн в 2020 году.

По словам близкого к Telegram источника, большая часть средств пошла на инфраструктуру мессенджера, так как число его пользователей сравнимо с числом пользователей Snapchat и Twitter. Он отмечает, что эти компании тратят на инфраструктуру более $1 млрд в год, а у Telegram она гораздо более требовательная:

У Telegram есть каналы, неограниченные размером файлы, возможность присылать видео, то есть инфраструктура в 10 раз более высоко нагруженная, — рассказал источник.

Дуров объяснял суду, что команда использовала одно и то же оборудование как для Telegram, так и для TON и над обоими проектами преимущественно работали одни и те же люди.

Части инвесторов такое положение дел не понравилось. Инвестор из США, например, считает правильным подать коллективный иск против Telegram:

Он (Павел Дуров, — прим. КД) поднимает $1,7 млрд и, получается, почти $500 млн оставляет себе, тратит на поддержание Telegram: мессенджер бесплатный, но его дорого поддерживать, на это уходит минимум $100–200 млн в год. На саму разработку TON ушло максимум $10 млн — там небольшая команда русских программистов. Может быть, на адвокатов ушло еще $10 млн. А где остальные деньги?

По его мнению, Дуров должен продать Telegram, частично или полностью, и расплатиться с инвесторами, так как потратил деньги на Telegram, а не на TON. «Нельзя взять у людей $500 млн и не отчитаться», — считает американский инвестор.

Управляющий партнер Mindrock Capital Павел Черкашин также недоволен тем, что привлеченные деньги использовались на Telegram и считает, что Дурову следовало бы выделить инвесторам TON долю в Telegram:

Есть большие расхождения между тем, что было обещано в изначальном проспекте TON, и тем, что потом вскрылось в процессе судебного разбирательства.

При этом источник в Telegram подчеркнул, что в документах, подписанных инвесторами, не говорилось, что деньги будут тратиться исключительно на TON:

Из документов следовало, что расходы будут идти и на Telegram тоже — это было написано черным по белому. Разумеется, TON не стал бы популярен без Telegram: все прекрасно понимали, что деньги будут тратиться и туда, и туда.

Он добавил, что команда подготовила большое количество пояснений, чтобы инвесторы в полной мере осознавали все риски проекта.

Другой российский инвестор не согласился с Черкашиным по поводу доли в Telegram, так как, по его мнению, выделить долю всем участникам невозможно, а отбирать их по каким-либо критериям неправильно. К тому же оценка стоимости Telegram заняла бы несколько месяцев:

Когда ты берешь кого-то в долю, ты внимательно смотришь, как ведет себя человек. Одно дело — финансовая сделка в виде займа, а другое — ты пускаешь человека в акционерный капитал. Но Павел не мог предложить этого всем, потому что публика разная: кто-то сидит в тюрьме, как, например, Абызов. Как это объяснять в момент due diligence? — отметил инвестор.

Источник, близкий к Telegram, подчеркнул, что в этой ситуации команда TON пострадала больше всего:

Мы отвечаем за свои слова и документы всегда и пострадали больше всех. Мы три года потратили на проект, вложили силы лучших разработчиков, собрали деньги. И все напрасно: денег нет, одни долги. Мы тут нигде не выиграли.

Также он добавил, что SEC не нашла никаких невыполненных обещаний команды TON. В противном случае, по его мнению, она бы уцепилась за это и построила свою линию атаки вокруг обмана инвесторов.

Почему инвесторы все еще не подали коллективный иск против Telegram?

Есть несколько групп инвесторов, которые хотят подать коллективный иск, но не подают. По мнению источника, близкого к Telegram, претензии есть только у тех инвесторов, которые сами нарушили договор и перепродали свои Gram на вторичном рынке, несмотря на прямой запрет в соглашении с командой проекта. Если они пойдут в суд, то этот факт вскроется, и это их останавливает.

О поступавших предложениях продать Gram изданию Forbes рассказали сразу несколько инвесторов, среди которых бизнесмен из США и Давид Якобашвили. Но оба предпринимателя отказались от продажи. Зато, как следует из документов SEC, Gram более чем на $2 млн фонду ITI Funds продал Da Vinci Capital.

Однако, управляющий партнер Da Vinci Capital Олег Железко опроверг эту информацию:

ITI Funds просто подписался на акции фонда Disruptive Era Fund (структура Da Vinci Capital, которая заключила соглашение с Telegram о приобретении токенов, — прим. КД), как и другие инвесторы. Da Vinci Capital ничего не продавала, токенов не было.

Недовольство инвесторов в том числе связано с тем, что команда TON обещала бороться в суде и, по словам Железко, считала SEC «не такой уж большой проблемой», однако Павел Дуров не захотел идти дальше в судебном разбирательстве и просто закрыл проект.

Впереди нас ждет что-то интересное, но не связанное с TON

Источник, близкий к Telegram, заверил Forbes, что команда найдет средства, чтобы погасить займы, в которые часть инвесторов сконвертировали инвестиции в TON:

Мы людям предложили оформить заем — его надо отдавать. Мы найдем, как вернуть долг, но это никак не связано с TON, от TON одни долги.

По всей видимости, у команды Telegram уже есть план по монетизации мессенджера и наверняка Дуров и команда намереваются построить вокруг мессенджера целую экосистему сервисов. С этим мнением согласен один из российских инвесторов TON:

Telegram — это проект, который находится еще даже не на середине своего пути.

Что именно это будет, пока доподлинно неизвестно, но мы в редакции «Кода Дурова» считаем, что от этого только интереснее. А вы как думаете?

2 сентября, 2020
Подписывайтесь на [Код // Дурова] в Telegram[Код // Дурова] в Telegram
Показать все

Выбор редакции